Интервью

Владимир Грамматиков: «В каждой картине частица жизни»

 

С 7 по 14 сентября в Челябинске проходит первый Международный кинофестиваль «Предчувствие». В один из фестивальных дней мы встретились с председателем жюри кинофорума, кинорежиссером, сценаристом, продюсером, Заслуженным деятелем искусств РФ Владимиром Грамматиковым.


- Владимир Александрович, ваше имя у многих ассоциируется с детьми и детским кино. Какую роль оно играет в вашей жизни?


В.А. Грамматиков: Видимо это мое предназначение. Когда я учился в ВГИКе, то заниматься детским кино не планировал. Так сложились обстоятельства, что свой диплом я снял на студии имени Горького. И тут же мне был предложен «Усатый нянь». В те годы получить полный метр сразу после диплома – это было счастье. После «Усатого няня» Георгий Данелия подарил  мне свой сценарий «Шла собака по роялю». И мне уже никуда не хотелось уходить. Я понял, что как раз в детском кино я многое могу попробовать - что я и сделал. Я снял рок-оперу «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», сказки «Мио, мой Мио» и «Аленький цветочек» («Сказка о купеческой дочери и таинственном цветке», 1992. – Прим. ред.). У меня есть жесткая картина Людмилы Улицкой «Сестрички Либерти». Этот фильм о распаде. На фестивале в Амстердаме меня спросили: Как вы могли предчувствовать разрушение Советского Союза? Вы с ума сошли, - говорю, - кто тогда мог об этом подумать? Но я предчувствовал разрушение человеческих отношений. Биологически чувствовал. Я не знал, что мы придем в ТАКОЙ ужас, даже предположить не мог.


Прошло очарование шестидесятых годов, когда мы на кухне вместе пятнадцать человек варили две пачки пельменей и до утра могли общаться, делиться замыслами, радостями, совместными планами, жизнью творчеством. Я чувствовал, что все изменилось. Почему я пять лет поступал во ВГИК? Потому, что я наивный шестидесятник пришел из армии, а время уже изменилось – настал 1974 год. Отчасти я и не хотел в это верить. Но время радикально менялось. Когда я прочитал рассказ Людмилы Улицкой, он мне сразу понравился. Эта история сестер-двойняшек как срез времени. С картиной я много ездил на творческие встречи по городам и весям уходящего Советского Союза, потом по России. Интеллигенция Перми, Омска, Томска собиралась, по три-четыре часа после картины мы очень откровенно беседовали со зрителями.


- Владимир Александрович, почему сейчас на телевидении, в частности на центральных каналах, практически нет детских программ?


В.А. Грамматиков: Как им быть, когда мы всё свернули! Я в этом грешен. Мы с Роланом Быковым бегали в Совет Федерации, в Госдуму, кричали, что на детском вещании не должно быть рекламы. Мы приняли такой закон. Но тогда мы были невежественны и не знали, что в детском вещании нельзя разрушать тело программы или передачи, нельзя внутри вставлять рекламу, а между программами – сколько угодно. Результат – на федеральных каналах, как шагреневая кожа, это вещание свернулось, потому что было невыгодно. Но имеет ли смысл сейчас возвращаться?

 


- Вы сторонник того, чтобы были отдельные детские каналы?


В.А. Грамматиков: Конечно, нужно укреплять «Карусель», нужно добавлять подростковые каналы. «Карусель» управляется самыми маленькими и очень хорошо управляется. Совершенно брошенная зона – подростки от десяти до пятнадцати. Программы для этой аудитории трудно создавать. У современного молодого человека вопросов в десять раз или даже в двадцать больше, чем было у меня в их возрасте в моем поколении. Мы должны были хорошо учиться, окончить школу, пойти в институт, в армию. Все было регламентировано, внятно и понятно, разложено по полочкам. У современного ребенка гигантское количество вопросов. Родители не всегда успевают на них ответить, а педагоги не всегда могут на них ответить. Телевидение и интернет – это территория, куда подросток может зайти и о чем-то сокровенном спросить, и это не станет достоянием миллионов.


Я организовал форум «Бумеранг» в «Орленке», из семидесяти четырех регионов России привожу 300 детей, которые сами снимают кино. 24 дня они живут в лагере, показывают свои работы, обсуждают. Там такая жизнь идет! Ребята делают подростковые новости в Иркутске, Омске, Томске и других городах России. Подростки освещают жизнь родных городов со своей точки зрения. Я вам скажу – потрясающе получается!


- Фильмы для режиссера как дети. Просматриваете ли вы свои фильмы? Какие чувства у вас возникают после просмотра?


В.А. Грамматиков:  Смотрю редко. Недавно, так совпало, включил «Маленькую принцессу», не смог оторваться, так до конца и досмотрел. Пожалуй, это самая моя любимая картина. Конечно, любимый первенец – «Усатый нянь». «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» забрал очень много сил. В каждой картине частица жизни. Но для меня, думаю, самый любимый фильм – «Маленькая принцесса» – в него больше всего вложено души.


- Какие проблемы новой реальности вас больше всего беспокоят?


В.А. Грамматиков: Вечная проблема отцов и детей, которая идет из поколения в поколение, из века в век. Но благодаря современным коммуникациям происходит еще большее отторжение. Уходящее поколение живет в реалиях жизни – максимум у телевизора. А молодежь улетела в воображаемый, условный мир. Эта пропасть еще больше разорвала бабушек и внуков. И дело даже не в том, кто кому сколько времени уделяет, а в разном восприятии мира, в той действительности, которая окружает и того, и другого. Идет переоценка ценностей, включая морально-нравственные вещи, этику, человеческие отношения и, в первую очередь, семейные отношения – все меняется. Государство должно заботиться об этом, следить и в каких-то случаях нивелировать, смягчать. Но могу сказать, что не очень оно этим занято. Нужно работать на опережение. Это не то, что посадить бабушек за компьютер и научить их входить в интернет, хотя и это неплохо. Нужно придумать, как интегрировать в пространство подрастающего поколения ценности предыдущих поколений. Они не ценят те ценности, поэтому нужно придумать такой путь, чтобы это было на их территории. В интернете нужно доверительно говорить о том, что было ценно для их родителей, бабушек и дедушек.


- Видите ли вы проблему в изменении русского языка?


В.А. Грамматиков: Если говорить о моей среде – кинематографе, телевидении, то это просто катастрофа. В свое время мы убрали цензуру и редактуру, почему-то все посчитали, что это класс идеологии. Упразднили чрезвычайно важную составляющую – хранителя русского языка. С улюлюканьем и визгом повыгоняли их отовсюду. Сейчас, к моей радости, редакторы постепенно возвращаются в крупные структуры. На телевидении говорят абсолютно нерусским языком – птичьим. Ужасное вторжение иностранных слов. Были периоды в 19 веке в России, когда французский язык доминировал. Но, к сожалению, это не то культурное пространство, которое получали наши предки. Они читали Вольтера в оригинале. А сейчас все термины, слоганы из области торгово-экономических отношений. Я думаю, что этот период мы как-то переживем.



- Как вы относитесь к мнению некоторых чиновников из образования, что советских классиков нужно убрать из школьной программы, например Шолохова?


В.А. Грамматиков: Думаю, что это неправильно, это, опять же, идеология. Дело же в качестве литературы. Например, «Поднятая целина» – это же потрясающее произведение. Если говорить о русском менталитете, то у нас нет чувства меры – из одного края в другой. Почему это происходит? Непонятно. Причем, из века в век. Не надо сокрушать предыдущее. Надо тихо и спокойно что-то оставлять. Уж классиков литературы я бы оставил.


- Вы сами предпочитаете электронную книгу или традиционную – бумажную?


В.А. Грамматиков: В силу профессии много читаю в электронном виде. Но то, что я ХОЧУ читать, читаю в бумажном виде.


Какие ваши любимые авторы и произведения?


В.А. Грамматиков: Очень люблю читать Ивана Шмелева. Его книга лежит у моего изголовья уже лет тридцать, наверное. Из последнего – это «Лад» – производит впечатление («Лад» – повесть Василия Белова. – Прим. ред.). Из зарубежного – роман «Щегол» («Щегол» – роман американской писательницы Донны Тартт. – Прим. ред.). Очень люблю современного прозаика Михаила Шишкина, ставлю его в ряд с Набоковым и Буниным, все новинки его читаю. Последнее, что прочитал – «Авиатор» («Авиатор» ¬– роман Евгения Водолазкина. – Прим. ред.).


- Расскажите, пожалуйста, о ваших новых работах и творческих планах.


В.А. Грамматиков: Я долго не снимал, сейчас подготовил проект – воспоминания о своем детстве, о переезде в 1948 году в Москву. Мы жили в Свердловске, папу срочно вызвали в Москву и он исчез. Кто-то говорил, что его арестовали, кто-то – что у него новая женщина. Во имя сохранения семьи, во имя сохранения любви, мама всё распродает, всё, кроме коровы и пианино, потому что она была оперной певицей. В центре Свердловска у нас жила корова Милка. Нам дали её как многодетной семье. В товарном вагоне поставили пианино, за него корову, собака лайка и четверо детей, две недели мы путешествовали из Свердловска в Москву. Сценарий уже написан. Я не скрываю, это гимн матери, гимн женщине.


С «Диснеем» мы делаем альманах «Счастье это…» – что такое счастье в понимании молодого поколения. Три года назад мы создали семь новелл по тринадцать минут. Сейчас собрали новый бюджет. Нам прислали 1800 идей, из них мы выбрали пятьдесят. В самое первое жюри три года назад вошли Павел Чухрай, Павел Лунгин, Владимир Хотиненко, Тимур Бекмамбетов, Сергей Урсуляк, Александр Бородянский. В этом году членами жюри стали Владимир Хотиненко, Павел Лунгин, Анна Михалкова, писатель Сергей Лукьяненко, продюсер и режиссер Джаник Файзиев, Фёдор Бондарчук. Они отобрали 21 идею. Мы заказали 21 сценарий, из них было выбрано 7 лучших, которые были размещены на сайте. 230 режиссеров прислали свои экспликации, описывающие, как они снимут новеллу. Далее выбрали 35 режиссеров (по пять номинантов на каждый проект), которые бились на реальном питчинге в присутствии членов жюри. Семь победителей запущены в производство и первая новелла три дня назад окончена в Санкт-Петербурге. Сейчас начнутся съемки первой новеллы в московской секции.


К чему я вспомнил о счастье? Из семи утвержденных режиссеров – семь девушек и только один парень. На сегодняшний день женщины доминируют – это справедливо и правильно. Теперь нужно женщину президента, чтобы она все успокоила, прибрала в доме, чтобы было уютно, никого не пугала, и все будет хорошо!


- Каково ваше впечатление о фестивале «Предчувствие»?


В.А. Грамматиков: В «Предчувствии» замешано очень много – и человеческое, и божественное, и дьявольское. Мне нравится то, что приоритет отдается новым современным технологиям и тому, как меняется человек. Взаимоотношения между технологическими возможностями и управлением психикой современного человека – это тонкая, сложная материя. Трудно будет собирать пакет фильмов, не так много картин, которые посвящены этому. Специалисты, которые отбирали фильмы, как раз говорили о том, что нужно что-то добавить к этому блюду, какой-то гарнир, чтобы увеличить палитру. Я думаю, необязательно, чтобы фильмы были только новые, не принимавшие участие в фестивалях. Зрителю это неважно. Важно, чтобы они не были в прокате в Челябинске. Это увеличит программу и даст возможность показать успешные картины, которые уже победили на других фестивалях.


У фестиваля очень красивый приз, изящный, из золота и серебра. Это большая редкость. Бывает, что фестиваль дарит какие-то железяки, колбы, камни, шайбы и другие немыслимые глупости. Я с удовольствием приехал, с удовольствием посмотрел всю программу. Она небольшая. Иногда, как члену жюри, на фестивале приходится смотреть по 30 фильмов.


У фестиваля «Предчувствие» в этом году старт, поэтому желаю ему всяческих успехов. В России еще нет такого фестиваля, который бы на такие темы размышлял. Технологии – это важная составляющая современного кинематографического процесса. Но не только. Они в нашей жизни – это наша форточка в мир. Надо размышлять и думать, как это использовать.


- Владимир Александрович, и традиционный вопрос: что бы вы пожелали жителям нашего города?

 

В.А. Грамматиков: Челябинцам желаю покоя, мира, согласия, радушия, больше улыбок, больше любви друг к другу, терпения. Конечно, русский человек все перетерпит, но хочется внятного, понятного, спокойного, ровного и мы этого достойны. И челябинцы тем более. Я абсолютно в этом убежден!


 


___________________________________________


Владимир Александрович Грамматиков - советский и российский кинорежиссер, сценарист, кинодраматург, продюсер, актер кино. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации. Профессор ВГИК. Родился 1 июня 1942 года в Свердловске.

Окончил радиоаппаратуро-строительный факультет Бауманского училища в Москве. Отучившись в Бауманском училище, поступил в ГИТИС на актерский факультет. После учебы в ГИТИСе служил в армии, в 1976 году закончил ВГИК (мастерская Ефима Дзигана). С 1992 по 1996 - президент Международного детского кинофестиваля в МДЦ «Артек». С 1998 по 2001 - генеральный директор Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени М. Горького. С 2001 года руководит актерской мастерской во ВГИКе.